April 26th, 2021

Горизонт

“Никогда не возвращайтесь на места, где вам когда-то было хорошо”.

Врут. Возвращайтесь.

Коса Каролино-Бугаз. Место моего счастливого детства.

Когда садятся батарейки - бросаю всё и приезжаю в эту волшебную страну.

Источник силы, покоя и знаний. Моя реанимация. Место, где можно дышать.

Пока сидишь в Одессе - смерть друзей, оккупация нацистами родного Города, кровавая пляска упырьей власти хватают липкими ледяными пальцами за глотку, топят в безнадёжности.  

Значит, пора на Каролино.

Когда-то я узнал тут о жизни. На грани взрослости узнал о смерти. А не так давно понял здесь, что такое жизнь и что такое смерть.

“Нельзя войти дважды в одну и ту же реку”. Бред собачий. А ведь во времена Гераклита Тира в расцвете была. Кто мешал приплыть в город, оттуда пройтись не спеша вдоль лимана – и пережить самому? Не нес бы такую пургу, как сидя в пыльном Эфесе безвылазно.

На косе Каролино-Бугаз всегда чувствуешь себя ребёнком.

Наверно, потому, что в детстве вокруг всё вокруг большое и живое, а коса вся сделана из огромных, дышащих вещей: моря, неба, дождя, лимана, солнца, берега, облаков...  

В них вписаны вещи крошечные: миллиарды песчинок, каждая из которых не похожа на остальные, полынь, синеголовник, рассыпанные по берегу ракушки: раковины мидий, устрицы,  резные полититапесы, удивительные палочки морских черенков – ногтей русалки, нежные и розовые, как ноготки младенца, мереллы, безжалостные убийцы - рапаны, гениальные художники донаксы: у них на каждой створке нарисован уникальный пейзаж, реже – портрет или абстрактная картина. Думаю, когда-то люди и начали рисовать в подражание этим моллюскам.

На Каролино четко понимаешь, что в жизни и в смерти мистики нет: каждый живой организм  когда-то устает поддерживать свою самость, отдельность – и сливается с этой манящей огромностью, уходит в неё.

Тут живы все близкие люди. Не “в наших сердцах, в нашей памяти…”. Просто живы. Часть моря. Часть неба. Часть берега.

Огромность сделана из нас.